История британской анархии

История британской анархии

Руперт Мердок направляется держать ответ перед парламентариями

Скандал с медиаимперией Руперта Мердока показывает, как далека наша вертикаль от европейской цивилизации

События исторического масштаба происходят в эти дни на Британских островах. Через колено ломают медиамагната Руперта Мердока — человека, который больше двух десятилетий считался закулисным кукловодом местной политики. Еще недавно Мердок мог утопить или возвысить любого британского премьер-министра. А во вторник его должны были подвергнуть унизительному допросу в комитете нижней палаты парламента.

Вам кажется, что к России это не имеет никакого отношения? Ведь наши СМИ в своей массе по отношению к власти прочно занимают место в лакейской. Но именно для того, чтобы наша “четвертая власть” перестала быть прислужницей власти первой, россиянам стоит предельно внимательно вглядеться в британский кризис.

Для начала история в тему из рубрики “Их нравы”, рассказанная известным английским журналистом Джо Хэйнсом. В 1970 году бывшему британскому премьер-министру Гарольду Вильсону предложили принять участие в посвященной его персоне специальной телепрограмме Би-би-си под рабочим названием “Оппозиция Ее Величества”. Вильсон согласился — как выяснилось позднее, на свою беду.

Помощники экс-премьера впервые заподозрили недоброе, когда фотограф Би-би-си перелез через забор дома Вильсона и попытался скрытно сделать фотоснимки. Дальше — больше. Интервью с бывшим главой правительства Дэвид Димлби провел в откровенно хамской манере. А сама программа вышла в эфире под названием “Люди вчерашнего дня”.

И в свите Вильсона еще считали, что их шефу повезло. В результате долгих перебранок с чиновниками из Би-би-си их удалось уговорить не называть в эфире домашний адрес Вильсона. Ирландские террористы тогда постоянно взрывали в Британии бомбы. И в случае обнародования такой информации экс-премьера могли попросту убить.

А теперь вопрос: почему, по вашему мнению, журналисты поступили с Гарольдом Вильсоном так жестоко? Бьюсь об заклад, что любой человек, рожденный в СССР, будет рассуждать примерно так: Вильсон же бывший премьер? И чего тогда удивляться? Его сменщик взял контроль над государственным телевидением и топит предшественника и конкурента.

Извините, но удивляться все-таки стоит. Действующий премьер-министр Эдвард Хит к телевизионному издевательству над Вильсоном не имел никакого отношения. Какие еще версии остаются? Вильсона “заказал” какой-нибудь обиженный им богатый бизнесмен. Снова не угадали. Что тогда? Сдаетесь? Если да, то правильно делаете. Ведь в правильную разгадку нам, носителям советско-российского менталитета, поверить невозможно.

А разгадка эта такова: ошалевшие от своего всесилия и безнаказанности, журналисты Би-би-си сделали это просто так. Мол, одновременно и сами развлечемся, и программу клевую сделаем!

Я так и вижу, как вы недоуменно качаете головой: типа этот парень что-то недопонял. Но никакой ошибки нет. Это в России журналисты занимаются подхалимажем в отношении политиков. А в Англии даже политики в ранге членов кабинета министров постоянно обхаживают влиятельных журналистов. Те ухаживания снисходительно принимают. Но все равно во время официальных интервью задают политикам оскорбительные по нашим — а иногда общечеловеческим меркам — вопросы.

Руперт Мердок направляется держать ответ перед парламентариями. фото: АР

Как же британцы дошли до такой жизни? В первый раз магнаты прессы попытались захватить в Британии реальную власть в первой половине ХХ века. Как-то раз премьер-министр Дэвид Ллойд-Джордж пригласил к себе для разговора тогдашнего владельца газеты The Times (сейчас ею владеет Руперт Мердок) лорда Нортклиффа. Полученный Ллойд-Джорджем через секретаря магната ответ звучал так: “Лорд Нортклифф не видит необходимости во встрече с премьер-министром в данный момент”.

И как, по вашему мнению, поступил Ллойд-Джордж? Обиделся? Вовсе нет. Премьер хорошо помнил о том, что именно статьи в очень влиятельной тогда газете “Таймс” сыграли важную роль в падении правительства его предшественника Герберта Асквита и его приходе к власти. Ллойд-Джордж продолжил свои ухаживания за Нортклиффом и уговорил того занять должность директора пропаганды на зарубежные страны.

К началу 1930-х годов пресс-магнаты совсем охамели и в результате получили мощный удар по зубам. Два властелина тогдашних СМИ, лорды Бивербрук и Ротемир, задались целью сместить Стэнли Болдуина с поста лидера Консервативной партии. А тот в ответ произнес исключительно красноречивую речь: “То, чего они добиваются, это власти без ответственности — привилегии шлюх во все времена”.

Как ни странно, но эти слова подействовали. В течение трех десятилетий хозяева СМИ не осмеливались особо лезть в политику. Но в 1963 году в Британии “случилось страшное”: выяснилось, что у военного министра Джона Профьюмо общая любовница с атташе советского посольства.

Начиная с этого момента пресса начала вновь постепенно отбиваться от рук. Вмешательство в частную жизнь политиков стало восприниматься как журналистский долг. Министры и члены парламента превратились в дичь. Допустим, политика Х поймали на внебрачной связи. Сначала все интимные детали романа в красках расписывались на первых полосах газет. А затем многовековые традиции британского ханжества делали неизбежной отставку политика.

Незаметно для всех в Британии образовался новый центр власти. Австралийский медиамагнат Руперт Мердок приобрел самые влиятельные британские бульварные издания — The Sun и The News of the World. Вместо того чтобы бить тревогу, политики бросились конкурировать за расположение Мердока.

На парламентских выборах 1997 года во многом благодаря поддержке Мердока лейбористы победили консерваторов. На парламентских выборах 2010 года Мердок поддержал консерваторов. И — о чудо! Те тоже выиграли. Казалось, Мердок нашел идеальную формулу власти. Кто бы ни занимал кресло премьера, он всегда мог оказывать влияние из-за кулис. Но тут грянул скандал с “прослушкой” телефонов. Дальнейшее — известно.

Теперь вы вправе спросить: какое отношение это имеет к России? Ведь у нас своих Мердоков нет. Были лет десять назад “жалкие подражатели” — Гусинский и Березовский. Но сейчас и те далече. А некоторые действующие “короли бульварной журналистики” при одном слове “Путин” впадают в прямо-таки верноподданнический экстаз.

Мне кажется, что на ситуацию стоит смотреть шире. В чем главный урок последних британских событий? В том, что баланс сил в обществе — это залог его успешного существования. Правительство и парламент, пресса и суды, общественные организации и спецслужбы — все эти структуры должны уравновешивать друг друга. И если этот баланс вдруг нарушается в чью-либо пользу, то быть беде.

Поделюсь своим подозрением: официальная российская пропаганда использует скандал с Мердоком как еще одно доказательство правильности жесткой линии власти по отношению к прессе. Мол, смотрите, у нас после безвременного отбытия из страны Березовского и Гусинского тишь да благодать. А у англичан с их хваленой свободой прямо-таки жуть творится!

Согласен. Действительно жуть. Но подобные аргументы все равно от лукавого. Ведь вывести Мердока на чистую воду удалось именно благодаря свободе СМИ. Влиятельная газета “Гардиан” уже многие годы старательно шла по следу “шалунов-журналистов” из империи Мердока.

Все были против “Гардиан”. Полиция, которая оказалась связанной с изданиями Мердока тесными узами. Политики, которые привыкли к опеке Мердока и уже не чаяли от нее освободиться. Но в конце концов “Гардиан” возобладала. И могущественный магнат оказался в положении обороняющегося. Не знаю, что будет с Мердоком дальше. Но рискну предположить: в следующий раз его подчиненные сто раз подумают перед тем, как совершить нечто противозаконное.

Иными словами, британская общественная система в очередной раз доказала свою способность к самолечению. Почему я говорю “в очередной раз”? Потому что недавно влиятельная газета “Дейли телеграф” выдала сенсацию о том, как члены парламента бесконтрольно тратят на свои личные нужды казенные деньги. Последовал вселенский скандал. И парламентариев заставили изменить свои привычки. А до этого были и другие скандалы, которые привели к изменениям в общественном устройстве.

А теперь сравним это с нашей любимой родиной. Российская общественная система тоже не сбалансирована. Крен в сторону “премьерской вертикали” очевиден для всех. Но есть ли надежда на то, что ситуация изменится? Есть. Если Путин вернется в главный кабинет Кремля, то у нас вновь будет крен в сторону “президентской вертикали”. Вот так-то. А вы говорите, Мердок…