Харрисон Форд: опять скрипит потертое седло…

22 мая Индиана Джонс продолжит охоту за артефактами в «Королевстве Хрустального Черепа».  Главный герой – у нас в гостях.

–Перед съемками старый костюм Индианы прислали мне домой, посмотреть, насколько его надо перешить. Я надел жакет, шляпу, ботинки, уже разношенные под мою ногу, взял хлыст – и все вернулось, ощущение героя, понимание, как его играть. За 80 дней съемок у меня был только один выходной, но я получил огромное удовольствие от работы.

Четвертый фильм, который получил название «Индиана Джонс и Королевство Хрустального Черепа», был запущен в производство благодаря Харрисону. В одном из интервью Форд заявил, что, если картину не снимут до 2008 года, продюсеры могут расслабиться и забыть об этом проекте. «Конечно, возможна ситуация, при которой Индиана начнет отбиваться от врагов костылями, но на месте создателей проекта я бы поторопился успеть застать меня в приличной физической форме».

Отвечая на многочисленные вопросы о возрасте Харрисона, режиссер Стивен Спилберг заметил, что поклонникам первых трех фильмов будет приятно видеть, что герой тоже не молодеет. Сам Форд, узнав об отказе сэра Шона Коннери сыграть отца Индианы в эпизоде фильма, пошутил: «Теперь я сам достаточно стар, чтобы сыграть своего отца».

Секрет молодости

– Сниматься в трюковых сценах становится труднее?

– Не становится легче, скажем так. Не надо забывать, что это все фокусы. Каждая сцена разбита на маленькие эпизоды, которые ставятся как танец. Конечно, приходится прикладывать физические усилия, но не в такой степени, чтобы мне перестало нравиться.

– Как вы приводили себя в форму перед съемками таких сцен?

– Секрет в том, что нужно хорошо растянуться, разогреть мышцы и закрепить защитные приспособления в нужных местах.

– И все?

– Все. Я не люблю фитнес. Единственное физическое упражнение, которое я приветствую, – это игра в теннис.

– Вы прекрасно выглядите, играете в боевиках. Есть какой-то секрет или дело в генах?

– Я думаю, мне повезло с наследственностью. Да и развитие медицины позволяет людям оставаться активными в пожилом возрасте. Я тренируюсь ровно столько, сколько могу, ради того чтобы хватало сил получать удовольствие от жизни.

В заявлении Харрисона есть доля кокетства. Узнав о том, что проект состоится, он систематизировал свои занятия в тренажерном зале. Актер занимался по три часа каждый день и сидел на протеиновой диете, поедая огромное количество рыбы и овощей.

Работа без пенсии

– Для вас в кино уже все привычно или вы все еще нервничаете перед съемками?

– Я постоянно оцениваю и переоцениваю сделанную работу, многие принимают это за признак нервозности, неуверенности. Просто я хочу делать свое дело хорошо. Или так хорошо, как могу.

– Вы до сих пор чувствуете себя комфортно в роли главного героя?

– Да. Я снимаюсь в ролях, в которых человек моего возраста смотрится органично. Я не отбиваю хлеб у Киану Ривза. Есть факт: героями коммерческих хитов становятся персонажи, близкие по возрасту к основной массе зрителей. Это значит, что я уже много лет в меньшинстве.

– Вы когда-нибудь думали о том, чтобы уйти на пенсию?

– Никогда. Одно из величайших достоинств моей профессии в том, что, пока человек еще может ходить и говорить без посторонней помощи, роль для него найдется.

Лучший отдых – в небе

– Как вы отдыхаете? Есть какие-то увлечения, кроме пилотирования самолета?

– А мне больше ничего не надо. Если есть настроение, путешествую, общаюсь с детьми.

– Поклонники не беспокоят вас во время путешествий? Куда вы можете отправиться без опасений, что вам испортят отдых?

– В небо.

– Рано или поздно приходится приземляться.

– Есть места, где донимают меньше. Все зависит от контекста. Когда люди не ожидают увидеть кинозвезду, можно остаться незамеченным, если не привлекать к себе внимание намеренно. Я вообще не понимаю, как животное под названием человек распознает лица. Ученые тоже не пришли к какому-то определенному выводу, но я всегда удивляюсь, когда люди узнают меня, скажем, в автомобильной пробке. Мне кажется, если твое лицо в течение определенного времени показывают на широком экране, механизм узнавания закладывается в подкорку.

– Вы стремитесь в небо за анонимностью?

– Конечно. За штурвалом самолета, разговаривая с диспетчером, я – «Ноябрь 35 Лима», а не Харрисон Форд.

– То, что ваша подруга Калиста Флокхарт – тоже звезда, делает вас узнаваемым вдвойне.

– Я заставляю ее носить накладные усы.

– А сами что носите?

– Маленькое летнее платье.

– Вы думали о том, что ваша профессия не отделима от публичности?

– Я считаю, в глубине души никто не ожидает громадного успеха. Я думал, стать богатым и знаменитым было бы приятно, но в основном просто хотел заниматься актерством. Я умудрился сделать приличную карьеру потому, что хотел быть полезным.

– С годами стало сложнее защищаться от посторонних взглядов?

– Зависит от того, подъем у тебя или спад. Я смирился с тем, что ко мне всегда будет повышенное внимание. Оно останется, даже если успех пройдет раз и навсегда.

Две стороны одной монеты

– Вы добились успеха и в профессиональной, и в личной жизни. Как удалось все сбалансировать?

– Я ничего не балансировал. Все это стороны одной монеты. Мне повезло, что у меня есть работа. Я не был бы так счастлив, если бы сидел дома и воспитывал детей. Мне нужны напряжение, вызов, встречи с новыми людьми, совершен-ствование в ремесле. Но семья дает удивительную возможность наблюдать за мальчиком семи лет (Лайам, приемный сын Калисты Флокхарт. – Прим. «Антенны»), который впитывает все как губка. Он так быстро учится, он пока открыт и увлечен всем на свете. Я чувствую, что эмоционально обновляюсь рядом с ним, и предчув-ствую, как буду заново вместе с ним искать свое место в жизни, когда ему будет 17–20 лет. Общение с детьми и внуками восхищает и выматывает меня в одинаковой степени. Так что для меня жизнь включает в себя и семью, и работу – все вместе.

– Вы спасали людей не только на экране, но и в реальной жизни.

– Ну да. Периодически я это делаю.

Харрисон состоит в народной авиадружине городка Джексон-Холл в штате Вайоминг, где расположено его ранчо. Его привлекают к поискам заблудившихся в горах туристов. В 2000 году именно Харрисон нашел умирающую от обезвоживания 20-летнюю Сару Джордж, а в 2001 году спас 13-летнего бойскаута Коди Клосона.

– Вам не странно, что ваши героические поступки публика расценивает как нечто само собой разумеющееся?

– Публика судит об актере в первую очередь по его ролям. Но то, что люди думают обо мне хорошо, является одной из причин, почему я стараюсь соответствовать.

– Есть в вашей жизни что-то, о чем публика пока не знает?

– После стольких лет в этой индустрии я научился дорожить любой мелочью, которую еще не растиражировали.

– Вы не любите ходить в кино. Почему?

– Чтобы пойти в кино, нужно одеться, найти ключи от машины, выйти из дома, доехать до кинотеатра и высмотреть место для парковки… Одна мысль об усилиях, которые придется затратить, заставляет меня остаться дома.

– А что вы делаете, когда фильм с вами показывают по телевизору? Переключаете канал?

– Могу посмотреть пару минут, если не помню какую-то сцену. Целиком смотрю только в том случае, если рядом со мной кто-то, кто этого фильма еще не видел.

Досье

родился: 13 июля 1942 года в  г. Чикаго

рост: 185 см
снимался в фильмах: «Американские граффити», «Звездные войны», «Свидетель» (номинация на «Оскара»), «Беглец», «Что скрывает ложь» и др.

альтернативные занятия: плотник, строитель, мебельщик, летчик, член правления организации по охране окружающей среды

семейное положение: в гражданском браке, воспитывает приемного сына

предпочтения

любимые актеры: Гэри Купер, Грегори Пек

любимое музыкальное произведение: On the Edge гитариста Патрика Рондата

любимый отдых: в местах, куда еще не ступала нога человека

спорим, вы не знали, что…

Харрисон с детства любил природу. Рядом с его домом в пригороде Чикаго был один островок зелени, где жила лиса. Харрисон часами неподвижно сидел на траве, пока не приучил лису подходить к нему