Юрий Башмет: влюбленность «приятная болезнь»

–Существуют инструменты, может быть, и лучше, и дороже. Но не это имеет значение, а потрясающий альянс, который произошел у меня с инструментом. Он стал моей второй половиной, поэтому я никогда не изменю ему.

Альт создан в 1758 году итальянским мастером Паоло Антонио Тесторе, который незадолго до этого сделал инструмент для самого Моцарта.  Башмет считает альт своим вторым «я», и тот действительно сопровождает музыканта повсюду: летает с ним на гастроли, ночует в одном номере, реагирует на настроение и состояние здоровья хозяина и даже хрипит, когда маэстро простужен.

– Почему же все-таки выбрали альт, а не традиционную скрипку?

– Меня в музыкальную школу отдали поздно – в 8 лет (обычно детей учат играть на инструментах с 5–6 лет). И многие говорили: «Занимайся, будешь сидеть в оркестре». А я отвечал, что буду играть стоя. Я верил, что стану солистом! Все детишки сначала играют на скрипках, альт – инструмент для уже подросших рук. Я на самом деле неплохой скрипач. А когда учился в музыкальной школе, еще играл на гитаре и ударных. У нас даже своя группа была, мы на дискотеках выступали. Но, конечно, времени на все увлечения не хватало. И друг мне посоветовал перейти на альт: мол, заниматься особенно не надо, больше времени будет. Я и перешел…

Но оказалось, что занятия стали еще интенсивнее. Мама Юры тогда придумала пришивать под левым плечом пиджака лоскуток, чтоб не протиралась ткань от постоянного трения с инструментом. А через много лет известный кутюрье прислал в подарок Башмету концертный смокинг с маминым изобретением…

– И именно благодаря любимому альту в начале этого года вы получили самую престижную музыкальную премию мира – «Грэмми»?

– Конечно. Я номинировался на «Грэмми» шесть раз. Когда мне не дали награду в четвертый раз, я успокоил себя тем, что голливудский режиссер и актер Вуди Аллен номинировался на «Оскар» четырежды и ни разу его не получил. В пятый раз я уже ни о чем не задумывался. И вот в этом году мне присылают сообщение о том, что надо ехать. Ну а зачем ехать? Чтобы сидеть и смотреть, как не ты получаешь премию? Ведь конверт действительно открывают только на сцене, и никто заранее не знает результата. Оказалось, что премию присудили нам. Начались поздравления: папа звонил из Львова, президент… Для меня «Грэмами» – это всенародная победа. Зритель убедился, что не зря нам аплодировал.

Музыканты всего мира часто жалуются на то, что аудитория классических концертов стареет, и если ничего не предпринимать, сегодняшняя публика рано или поздно, увы, перейдет в лучший мир, а артисты останутся без работы. Башмет убежден, что в России такой проблемы не существует: у нас классическую музыку всегда любили и будут любить. Маэстро не видит ничего плохого, если кто-то узнает о Вивальди благодаря Ванессе Мэй и ее короткой юбке.

35 раз – по экватору!

– Вы руководите коллективом «Солисты Москвы» уже пятнадцать лет. Какой вы начальник?

– Это, наверное, нужно спрашивать не у меня. Сложно ответить, но, думаю, я справедливый. Бывают эксцессы: то на самолет ребята опоздают, то выпьют лишнего. Я понимаю, что с людьми может разное произойти, и стараюсь прощать. Но если что-то начинает переходить границы, то серьезного разговора не избежать. Именно разговора, потому что голос я никогда не повышаю.

– Как строится ваш обычный день?

– Для меня не существует понятий «рабочий день» или «выходной», так же как ночь перестала быть временем сна, а день – временем бодрствования. Очень редко бывает, что мне удается поспать ночью или, например, посмотреть кино. В Москве у меня бесконечные встречи, причем часто именно поздним вечером, после рабочего дня. Бывает, что я засыпаю в машине – мне это особенно необходимо перед концертом, чтобы отдохнули руки, спина. Поэтому я купил «кадиллак», чтобы можно было спокойно и с комфортом отдохнуть на заднем сиденье. Близкие смеялись: мол, зачем деньги потратил – приобрел бы «газель», поставил туда диван и спал. Водители очень не любят «кадиллак» – как автобус, говорят, неповоротливый. Но я редко на нем выезжаю, чаще на джипе.

– Сами водите?

– Да, и говорят, неплохо.

– А если посчитать, сколько времени вы проводите в дороге из-за постоянных гастролей по всему миру, получится что за 15 лет ваш коллектив 35 раз по экватору объехал Землю! Чем занимались в пути?

– Спал, изучал дирижерские партитуры, читал. У меня много друзей-писателей, которые дарят мне книги. И я обязательно их прочитываю, чтобы потом при очередной встрече высказать мнение.

Юрий Башмет приспособился к жёсткому графику, когда за сутки меняется несколько часовых поясов и даже континентов. Просто он никогда не переводит часы. В Японии или в Америке на его часах всегда московское время.

У жены – уши врага

– Удается ли совмещать жизнь творческую и личную? Вас близкие часто видят?

– Часто, если отправляются со мной на гастроли. Дочь Ксения пианистка, поэтому мы можем гастролировать вместе. Супругу иногда просто так беру с собой, чтобы хоть немного побыть с ней. Реже всего, наверное, вижусь с Сашей, сыном. Он, насмотревшись на нас, отказался от музыкальной карьеры и учится в МГУ – в Высшей школе бизнеса. Он у нас бизнесмен. Сейчас уже не бывает такого, чтобы я из аэропорта поехал домой. Порой близкие даже не знают, в Москве я или где-то. Но у нас есть семейная традиция – всем вместе ездить на музыкальный фестиваль на Эльбу.

– Внука Гранта тоже будете с собой брать?

– Обязательно! Надеюсь, и ему понравится такой отдых. Но сейчас малышу только полтора года. Для меня рождение внука – пожалуй, самый большой подарок в жизни. Я узнал о появлении Гранта на свет в Берлине, на гастролях, и при первой же возможности примчался в Москву. К Ксюше в роддом пробивался ночью, не пустили. К счастью, ее палата была на первом этаже, и мы с ней общались через окно. Сейчас, увы, вижу внука редко. Но мне очень интересно, чем живет Грант, каковы его успехи.

– А кем хотели бы его видеть в будущем?

– Могу определенно сказать, что хочу дожить до каких-то его результатов. Знаю, что дочь хотела бы, чтобы он продолжил династию – стал музыкантом. Наверное, я тоже этого жду.

– Какой метод воспитания вам ближе – кнут или пряник?

– Скорее пряник. С Сашей у нас бывают серьезные мужские разговоры, но до кнута в прямом и переносном смысле дело не доходит.

– С сыном вы общаетесь на равных как друзья. А с отцом?

– Папа немолод, и ему трудно выезжать куда-то, но я стараюсь при любой возможности выбираться к нему во Львов. И хотя мы видимся редко, сохраняем очень теплые отношения. Например, когда ему исполнилось
80 лет, я приехал и дал концерт в его честь. А когда был юбилей у меня, я прилетел за ним, чтобы он присутствовал на моем празднике.

– Отец – главный цензор вашего творчества?

– Нет, супруга. Наталья – скрипачка, мы вместе учились в консерватории. Жена говорит, что слушает ушами врага, поэтому ей сложно понравиться. Да и сам я вполне критично отношусь к своему творчеству.

Не только критично, но и с юмором! Ходит легенда, что Башмет с дирижером Валерием Гергиевым как-то пытались заработать денег, притворившись уличными музыкантами… На самом деле после концерта в ресторанчике в центре Рима Башмет шутки ради решил сыграть на альте. Но посетители денег ему  не дали – сказали, что играет он слишком профессионально. А в другой раз в Испании в потрясающем рыбном ресторане музыкант сел к роялю и исполнил попурри из мелодий «Битлз». После пятнадцати минут игры владелец заведения… предложил ему работу. Но хозяину объяснили, что Башмет обойдется ресторану слишком дорого.

Лучший из миров

– Вы борец по жизни?

– Конечно.

– И что бы вы хотели изменить в мире?

– Ничего, потому что все происходит правильно. Единственное, я все время призываю моих собеседников, соратников и врагов, если они есть, к полноценной жизни и к ответственности. Еще призываю не лгать тогда, когда не нужно лукавить.

– О чем же сейчас мечтает музыкант Юрий Башмет?

– О том, чтобы у детей все было в порядке. И еще мечтаю о влюбленности. Это чувство меня вдохновляет. Влюбиться можно в человека, в музыкальное или литературное произведение, в кино, в театральную постановку… Но сильнее всего, пожалуй, все-таки музыкальная влюбленность. Это когда засыпаешь и просыпаешься с какой-то музыкальной темой. Такая влюбленность – очень приятная и полезная болезнь. К счастью, она существует.

– А влюбленность в женщину? На что вы готовы ради нее?

– В целом – ни на что, а конкретно, если есть субъект, – на все!

Досье

родился: 24 января 1953 года в г. Ростове-на-Дону

образование: в 1971 г. окончил Львовскую среднюю специальную музыкальную школу, с 1971 по 1976 г. учился в Московской консерватории

карьера: концертная деятельность с 1976 г. (гастроли по Германии с Московским камерным оркестром), с 1978 г. преподает в Московской консерватории, с 1985 г. – дирижер. В 1986 г. создает камерный оркестр «Солисты Москвы», который распадается в 1991 г.  В 1992 г. создает новый оркестр с одноименным названием

звания: народный артист СССР, офицер ордена Почетного легиона (Франция), командор ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой» (Италия), лауреат премии «Грэмми», почетный академик Лондонской академии искусств

семейное положение: женат

Предпочтения

блюдо: плов

алкогольный напиток: в России – водка, во Франции – вино, в Японии – саке и т.д.

безалкогольный напиток: свежевыжатый грейпфрутовый сок

одежда: удобная и черная